Что происходит на рынке строительных профессий

Кандидат психологических наук, директор кадрового агентства «Рекконс» Эльмира Давыдова.

Летом 2000 года на строительном рынке Москвы воцарилось оживление, через год мы стали свидетелями подъема. Последний выразился в настоящем строительном буме: появилось несметное количество проектных, архитектурных, строительных фирм и компаний, производящих стройматериалы, резко увеличился запрос на строительных специалистов, возникли десятки печатных изданий по строительному делу, выросла зарплата строителей и изменился облик столицы.
Последняя выставка в Манеже показала, что подавляющее большинство торгующих строительными материалами отечественных компаний — теперь производители. Спрашиваю: «Кто изобрел вот это?». Отвечают: «Американцы». «А это вы откуда взяли?» — «У чехов», — говорят, «взяли технологию». Так! Современные, во всем мире принятые вентилируемые фасады, сендвич-панели, полиэтиленовые трубы сроком службы в 50 лет создаются теперь у нас, в России.

Для соискателей это означает появление новых рабочих мест. И вот что замечательно: производственные цеха расположены не в Москве, а в Подмосковье и в других городах России. Оплата труда рабочих по производству фасадов из алюминия в Подмосковье составляет 200 -300 у.е. (относительно хороший уровень оплаты труда). Когда потребитель станет предпочитать наши краски, наши панели, наши трубы, наши покрытия и кровли иностранным — зарплата строителей двинется вверх, поскольку возрастут объемы производства и продаж отечественной продукции. При курсе правительства на поддержку отечественного производителя такое обязательно совершится. Тем более, что в последние два года страна медленно начала входить в область высокотехнологичного труда как в сфере производства, так и в сфере обслуживания и продаж услуг и товаров. Может быть, именно поэтому заметно возросли требования работодателей к профессиональным качествам соискателей.

По каким критериям работодатель отбирает на конкурсной основе для своей организации специалиста? Есть общий для всех работодателей критерий (он неизменен во все времена) — субъективный: хорошая внешность, физическое здоровье, позитивное «излучение», уравновешенность, неконфликтность, инициативность, достаточный интеллект, лояльность к фирме.

Профессиональные критерии отбора такие: высшее образование, причем специальное, причем желательно определенных вузов. Для архитектора это МАРХИ, для строителя МИСИ или Академия им. Можайского в СПб, для дизайнера — Строгановка или училище Мухиной. Работодатель требует знания компьютерных программ и умения уверенно работать в ArchiCad и AutoCad, в 3D Max, и.т.д. Комплектовщик должен заполнять комплектовочную ведомость в Excel. Работодатель просит принести с собой портфолио или иные доказательства профессионализма. Таковым прежде всего является трудовая книжка.
Работодатель нынче хочет знать, что делал кандидат до 1991 года. Почему он этим интересуется? Да потому, что если человек звался главным инженером или начальником участка в строительной организации в СССР или работал в советском проектном институте, то опыт его ценится чрезвычайно высоко, ибо мера ответственности за построенный объект, цена подписи была тогда «абсолютно взрослой». Цена ошибки инженера в строительстве очень велика: она сравнима лишь с ошибкой хирурга, фармацевта, пилота и равна человеческой жизни. Легко догадаться, что в строительном бизнесе для ответственных специалистов формальных ограничений по возрасту нет.
Новые экономические отношения потребовали в 90-х годах от людей стойкости и мужества предпринимателя. Часть инженеров, учителей и врачей превратились в продавцов и стояли на рынке(!). В сознании людей царил хаос, в сердцах — ужас (конец света: разрушение государства, война, массовая эмиграция, убийства в подъездах), в общественном сознании бытовала горькая иллюзия, что образование не нужно человеку в России, что инженер — обманут страной и собственными родителями и что ребенку не надо идти в вуз, а лучше торговать в киоске. Мальчишки, моющие машины, зарабатывали в десятки раз больше своих пап и мам, государственных служащих.
Как утверждают социологи, в настоящее время 60% московских школьников стремятся поступить в вузы. Большинство подростков считают, что без высшего образования почти невозможно создать крепкое материальное положение и получить интересную работу. Кстати, фактор интересности работы (развивает, позволяет расти в карьерном и денежном плане), пожалуй, нынче преобладает при выборе молодыми людьми места учебы и работы.

По данным Научно-аналитического центра социальных проблем (Психологическая газета, «Мы и мир» № 6, 2001 г), через десять лет российские высшая школа испытает недостаток в абитуриентах и студентах. Эта ситуация легко не может быть выправленной, потому что тенденция к сокращению численности населения в России — очень серьезная. Из этого прямо следует, что существует угроза критической нехватки собственных специалистов в стране.

Высококлассных специалистов уже и сейчас не хватает. Как и в других секторах рынка труда, в строительном имеет место противоречие: есть множество ищущих работу людей и есть много предложений со стороны работодателей. Но эти потоки, встречаясь, не удовлетворяют друг друга. Почему? По той же причине: профессиональный уровень соискателей далек от требуемого работодателем. В целом, все же безработица среди специалистов на строительном рынке Москвы не велика: мы замечаем активные передвижения работников с места на место в поисках стабильной компании и удовлетворяющих условий труда.
Наиболее дефицитные кадры сегодня на строительном рынке — ГИПы (главный инженер проекта), люди, которые соединяют все нити ведущегося проекта: ГИП обязан знать и контролировать весь рабочий процесс от проектной документации до сдачи объекта заказчику.

Пользуются повышенным спросом архитекторы, декораторы, сметчики, продавцы строительных материалов, окон, жалюзи, систем отопления и вентиляции.
В последние 10 месяцев к нам поступает все больше и больше заявок на инженеров-конструкторов и проектировщиков инженерных коммуникаций (отопления и вентиляции, кондиционирования, эл. освещения и слаботочных систем).
Этих специалистов вузы готовят теперь в количестве, недостаточном для строительного рынка (90—100 инженеров-констукторов по инженерным сетям выпускает МИСИ в год). Но это не вина учебных заведений: большинство выпускников разных лет, специалистов хорошего уровня ушли из профессии (эмигрировали, состарились, умерли, не оставив учеников) в связи с невостребованностью и низкой зарплатой в государственных учреждениях. В этой ситуации государство должно подумать об увеличении бюджетных мест в строительных институтах.

В структуре спроса рабочей силы не менее 70 процентов занимают строительные рабочие. В строительный сезон на прораба бывает жалко смотреть: на площадках отчаянно не хватает рабочей силы. Закрывается прореха с помощью иногородних рабочих. Похоже, что в ближайшие годы в этом отношении ничего не изменится, это значит, что городу будут нужны рабочие общежития, и Москва должна быть готова к увеличению численности своего постоянного состава и ко всем вытекающим из этого последствиям. Вынужденная миграция строительных рабочих в столицу обусловлена, конечно же, малыми инвестициями в строительство в других регионах России, с одной стороны, а с другой — высокой потребностью Москвы в квалифицированных строительных рабочих (электрогазосварщиках, слесарях- сантехниках, электромонтажниках и каменщиках с опытом работы на монолитном домостроении), а также высокими зарплатами строительных рабочих в центре (в сравнении с другими регионами России).

По нашим данным, зарплата строительных рабочих по сравнению с зимой 1999 года выросла в 5—6 раз, у инженерного персонала она не так разительно изменилась: в 1,5—2 раза.